18:43 22 Октября 2020 г
Array
(
    [0] => Array
        (
            [TEXT] => Новости
            [LINK] => /sdb/section2/
            [SELECTED] => 
            [PERMISSION] => R
            [ADDITIONAL_LINKS] => Array
                (
                )

            [ITEM_TYPE] => D
            [ITEM_INDEX] => 0
            [PARAMS] => Array
                (
                )

            [DEPTH_LEVEL] => 1
            [IS_PARENT] => 
        )

    [1] => Array
        (
            [TEXT] => Цены на АЗС
            [LINK] => http://azs.au92.ru/users/sign_in
            [SELECTED] => 
            [PERMISSION] => Z
            [ADDITIONAL_LINKS] => Array
                (
                )

            [ITEM_TYPE] => P
            [ITEM_INDEX] => 1
            [PARAMS] => Array
                (
                    [target] => _blank
                )

            [DEPTH_LEVEL] => 1
            [IS_PARENT] => 
        )

    [2] => Array
        (
            [TEXT] => Рубрикатор
            [LINK] => /categories/
            [SELECTED] => 
            [PERMISSION] => R
            [ADDITIONAL_LINKS] => Array
                (
                )

            [ITEM_TYPE] => D
            [ITEM_INDEX] => 2
            [PARAMS] => Array
                (
                )

            [DEPTH_LEVEL] => 1
            [IS_PARENT] => 
        )

    [3] => Array
        (
            [TEXT] => Услуги
            [LINK] => http://au92.ru/%D0%90%D0%B892-3.pdf
            [SELECTED] => 
            [PERMISSION] => Z
            [ADDITIONAL_LINKS] => Array
                (
                )

            [ITEM_TYPE] => P
            [ITEM_INDEX] => 3
            [PARAMS] => Array
                (
                )

            [DEPTH_LEVEL] => 1
            [IS_PARENT] => 
        )

    [4] => Array
        (
            [TEXT] => Контакты
            [LINK] => http://au92.ru/msg/kontakty.html?sphrase_id=9149
            [SELECTED] => 
            [PERMISSION] => Z
            [ADDITIONAL_LINKS] => Array
                (
                )

            [ITEM_TYPE] => U
            [ITEM_INDEX] => 4
            [PARAMS] => Array
                (
                )

            [DEPTH_LEVEL] => 1
            [IS_PARENT] => 
        )

    [5] => Array
        (
            [TEXT] => О нас
            [LINK] => http://au92.ru/msg/o-nas.html?sphrase_id=9151
            [SELECTED] => 
            [PERMISSION] => Z
            [ADDITIONAL_LINKS] => Array
                (
                )

            [ITEM_TYPE] => U
            [ITEM_INDEX] => 5
            [PARAMS] => Array
                (
                )

            [DEPTH_LEVEL] => 1
            [IS_PARENT] => 
        )

)
«Инвестор в лице «Татнефти» удивлен»: Силуанов начал новое «раскулачивание» нефтяников
  • 08:17
  • 23.09.2020
  • Рынок топлива
  • /
  • «Инвестор в лице «Татнефти» удивлен»: Силуанов начал новое «раскулачивание» нефтяников
  • /
Минфин решил отобрать у «добытчиков» почти 300 миллиардов рублей. Татарстан, похоже, будет в числе самых пострадавших регионов

Законопроект минфина, существенно повышающий налоги с нефтяных компаний, накануне приняла в первом чтении Госдума. С 2021 года ликвидируются льготы по НДПИ для выработанных месторождений и сверхвязких нефтей, подкручивают и механизм экспериментального налога НДД. «Обсуждение продолжается», — еще надеются на разворот событий в «Татнефти». «Это просто вредительство!» — заявили «БИЗНЕС Online» эксперты отрасли.

«Получил льготу — высвобождаемые средства направь на инвестиции» — сказал глава минфина Антон Силуанов на коллегии ФНСФото: kremlin.ru

ПОХОД СИЛУАНОВА ЗА «НЕФТЯНЫМ РУНОМ»

Намеки на то, что минфин готовит новый налоговый маневр, предусматривающий отмену льгот крупному бизнесу, стали появляться еще в начале года — вскоре после перезагрузки правительства РФ.  

Тогда глава минфина РФ резко высказался по поводу огромных дивидендов, которые платят акционерам получатели льгот. «Получил льготу — высвобождаемые средства направь на инвестиции. Именно этой задаче будет посвящен этот год — выстраиванию отношений с налогоплательщиками. Чтобы те ресурсы, которые получают налогоплательщики из-за преференций, предоставленных государством, направлялись не на дивиденды, а в экономику», — сказал глава минфина Антон Силуанов на коллегии ФНС.

Проблемы, связанные с пандемией коронавируса, похоже, изменили вектор реформы — теперь главной стала «мобилизация» доходов бюджета. Еще в начале лета началась дискуссия вокруг налога на дополнительный доход (НДД). Это экспериментальный налог, который стали применять с 2019 года на строго определенных нефтяных месторождениях вместо НДПИ. Особенностью его стало то, что этим налогом облагается финансовый результат деятельности (выручка от продажи нефти за вычетом затрат), а не весь объем добычи нефти, как при НДПИ.

Наибольшее число месторождений, которые были переведены на НДД, принадлежит «Газпром нефти» и «РоснефтиФото: Алексей Белкин

Наибольшее число месторождений, которые были переведены на НДД, принадлежит «Газпром нефти» и «Роснефти». Эксперимент должен был идти пять лет, после чего НДД могли распространить на другие нефтяные месторождения. Однако уже спустя год после начала эксперимента в Минфине РФ посчитали, что переход на НДД позволил нефтяникам сэкономить 213 млрд рублей в год, после чего механизм исчисления налога, было решено срочно поменять (в сторону ужесточения, разумеется).

Замминистра финансов и автор новой системы Алексей Сазанов в июньском интервью Reuters назвал НДД «самой большой ошибкой в своей карьере»: «У топ-5 нефтяных компаний абсолютно никак не изменились инвестиции, разница — ноль, а вот дивиденды за это время выросли в два раза — на 500 млрд рублей», — сокрушался Сазанов.

Идея вернуть бюджету недополученные доходы встретила резкое сопротивление нефтяников, но в ответ Минфин лишь расширил масштаб изъятий и заговорил о пересмотре льгот по НДПИ для выработанных месторождений. Ответом стало августовское коллективное письмо нефтяников Владимиру Путину, которое подписали главы «Роснефти» Игорь Сечин, «Лукойла» Вагит Алекперов, «Газпром нефти» Александр Дюков, «Татнефти» Наиль Маганов и «Зарубежнефти» Сергей Кудряшов. Они заявили, что предлагаемые Минфином меры за десять лет приведут к снижению добычи нефти на 600 млн тонн, падению доходов бюджета на 4,5 трлн руб. и потере 35 тыс. рабочих мест.

Реакция Путина неизвестна, но результат — появление законопроекта, который еще сильнее затягивает узел на шее нефтяников.

Минфин заговорил о пересмотре льгот по НДПИ для выработанных месторождений. Ответом стало коллективное письмо нефтяников Путину. На фото Игорь Сечин (слева) и Вагит Алекперов (справа)Фото: © Михаил Климентьев, РИА «Новости»

ПОЧТИ 300 МИЛЛИАРДОВ — НА БОЧКУ

Законопроект Минфина, который накануне приняла Госдума в первом чтении, как прямо сообщается в пояснительной записке, позволит изъять у нефтяных компаний в федеральный бюджет дополнительные 237 млрд рублей в год.

Он, во-первых, предусматривает реформу НДД. А, во-вторых, отмену льгот по НДПИ для выработанных месторождений и сверхвязких нефтей (СВН) — их как раз предложено перевести на обновленную версию НДД.

Параллельно в первом чтении были одобрены поправки в закон РФ «О таможенном тарифе» — они отменяют для сверхвязкой нефти также и льготы по экспортной пошлине.

По словам Силуанова, перевод выработанных месторождений на НДД даст бюджету  дополнительно 100 млрд рублей, изменение параметров самого налога — еще 80 млрд рублей, отмену льгот по вязким нефтям — также 80 млрд рублей, а отмену льготы по экспортной пошлине для зрелых участков — примерно 30 млрд рублей. Итого 290 млрд рублей.

Глава Минфина вновь назвал льготы «неэффективными». «Логика наша заключается в том, что льготы должны стимулировать новые инвестиции. Мы видим, что при предоставлении этих льгот никаких инвестиций новых не происходит», — объяснил Силуанов.

При этом он подчеркнул нелогичность льгот в условиях ограничений, предусмотренных сделкой ОПЕК+. На сложных месторождениях ведется активная добыча, «потому что там льготы действуют, а на обычных месторождениях, где нет льгот, не добывается». В результате бюджет недополучает доходы. Одним словом — льготы нужны как стимул для наращивания добычи, а сейчас ее все равно не увеличишь. Так зачем терять деньги?

Отмена льгот по НДПИ затронет компания напрямую. В частности, «Татнефть» — один из крупнейших пользователей льготы по сверхвязким нефтямФото: «БИЗНЕС Online»

«ТАТНЕФТЬ» НАКАЖУТ ЗА ИННОВАЦИОННОСТЬ?

Как налоговый маневр скажется на «Татнефти» и Татарстане?

Начнем с хорошей новости: изменение механизма НДД «Татнефть» пока почти не затронет. На этом режиме компания ведет разработку лицензионных участков только в Ненецком автономном округе. Да и то промышленная добыча нефти на них пока не осуществляется. Поэтому, как поясняли в Татнефти «БИЗНЕС Online», сразу изменение НДД не окажет влияния на рост налоговых платежей. Однако пересмотр параметров НДД «сделает проекты низкорентабельными» и «Татнефть» не исключает, что «может пересмотреть свои планы по разработке данных месторождений». Но, в целом, «Татнефть» выступила категорически против изменений режима уплаты НДД.

«Пересмотр условий окажет негативное влияние. Режим НДД был призван стимулировать развитие низкорентабельных в действующей налоговой системе лицензионных участков. При предложенной в законопроекте корректировке параметров налогообложения сократятся производственные программы, соответственно, объем инвестиций, заказов подрядчикам, производителям оборудования, может произойти сокращение рабочих мест, налоговых поступлений в регионах работы. В конечном итоге планы по приросту добычи на участках НДД не будут реализованы, а это, в свою очередь, приведет к потерям доходов для федерального бюджета», — заявляли в компании.

Теперь плохая новость: отмена льгот по НДПИ затронет компания напрямую. В частности, «Татнефть» — один из крупнейших пользователей льготы по сверхвязким нефтям. При общем объеме добычи порядка 30 млн т нефти в год объем добычи сверхвязкой нефти в 2019 году составила почти 3,4 млн тонн, то есть более 10%. Основной объем трудноизвлекаемой нефти добывается на Ашальчинском месторождении (порядка 2,7 млн тонн). Добыча «Лукойла» — порядка 5 млн тонн сверхвязкой нефти.

«В конечном итоге планы по приросту добычи на участках НДД не будут реализованы, а это, в свою очередь, приведет к потерям доходов для федерального бюджета», — заявляли в компанииФото: «БИЗНЕС Online»

В сообщении «Татнефти» ранее сообщалось, что от снижения суммы налогов на добычу сверхвязкой нефти на Ашальчинском, а также на некоторых других месторождениях в 2019 году компания получила экономию в размере 39 млрд рублей, в 2018 году — 29 млрд рублей. Чистая прибыль «Татнефти» в 2019 году составила 192 млрд рублей (по МСФО). То есть в 2019 году льгота по НДПИ составила порядка 20%. В первом квартале 2020 года «Татнефть» получила экономию от снижения суммы уплаты НДПИ в сумме порядка 8,8 млрд рублей.

«Инвестор в лице „Татнефти“ удивлен», — так отреагировал на новость о принятии законопроектов помощник гендиректора компании по корпоративным финансам Василий Мозговой. В «Татнефти» надеются на продолжение диалога в вопросе об отмене льготы по сверхвязкой нефти, об этом сотрудник компании заявил на конференции, организованной банком ВТБ. «Все-таки пока речь идет о возможных изменениях. Обсуждение продолжается», — сказал он.

По словам Мозгового, цель компании «всегда была обеспечить производство, когда оно нерентабельно». «Добыча сверхвязкой нефти более затратна, чем традиционной нефти. И вдруг оказывается, что меры по поддержке таких проектов стали неэффективными», — разводит руками Мозговой.

Действительно, как говорят источники «БИЗНЕС Online в нефтяной сфере, проект по добыче СВН, который «Татнефть» развивает с 2016 года — крайне инерционный. Компания понесла большие затраты на освоение технологии, закупку дорогостоящего оборудование, обустройство скважин, рассчитывая на льготы. Мгновенно «перекрыть вентиль» и свернуть добычу нефти, нерентабельной при новом налоговом режиме, невозможно — такова технология, предусматривающая закачку в пласты раскаленного пара и постоянное поддержание высокой температуры. Получается, за свою инновационность компания будет наказана прямыми убытками. Так как авторы инициативы могут говорить о росте инвестиций, когда сами же разрушают деловой климат резкой сменой правил игры? Что касается ОПЕК+ и последствий пандемии коронавируса, то все эти факторы носят временный характер, а законопроект принимается на постоянной основе.

Айрат Фаррахов: «Возникнут выпадающие доходы субъектов, в которых ведется добыча нефти, в основном, это субъекты-доноры»Фото: «БИЗНЕС Online»

ПОТЕРИ РЕГИОНОВ: «ИСТОЧНИКИ ПОКРЫТИЯ НЕ ОПРЕДЕЛЕНЫ»

Тем не менее депутаты от Татарстана высказались за поправку, но с оговорками. «Безусловно, позиция правительства РТ — получить дополнительные доходы, — рассказал „БИЗНЕС Online“ депутат Айрат Фаррахов. — С другой стороны, возникает целый ряд вопросов, и их мы поставили перед правительством. Поскольку возникнут выпадающие доходы субъектов, в которых ведется добыча нефти, в основном, это субъекты-доноры, и источники покрытия этих доходов на сегодняшний день не определены».

Татарстанский депутат рассказал, что пытается защитить интересы региона. «Мы попросили правительство до пятницы представить расчеты, каким образом правительство видит эти выпадающие доходы. Это мы зафиксировали в решении нашего комитета, об этом было сказано с трибуны во время пленарного заседания. Безусловно, эти цифры и дальнейшее обсуждение будет оказывать влияние на поправки к проекту федерального закона, возможно, на межбюджетные отношения, поскольку правительство должно представить свой план и свое видение, каким образом эти выпадающие доходы могут быть компенсированы. Возможно, придется вносить изменения и в бюджетное законодательство», — пояснил Фаррахов.

«Компании чувствуют нестабильность. Это просто вредительство!»Фото: «БИЗНЕС Online»

«ТАКИЕ ИНИЦИАТИВЫ МИНФИНА НЕ СТИМУЛИРУЮТ НАШИХ НЕФТЯНИКОВ, А НАОБОРОТ, ОТБИВАЮТ РУКИ!»

«БИЗНЕС Online» опросил экспертов, как налоговые новшества скажутся на нефтяниках, в частности, на Татнефти.

Геннадий Шмаль — президент союза нефтегазопромышленников России:

— Сколько можно менять правила налогообложения? И так они совершенно бестолковые. Нефтяникам невозможно работать, нет такого квартала, чтобы законы не меняли. Так работать нельзя! Чтобы строить стратегию работы — «Татнефти» или какой-то другой компании, надо, чтобы была стабильная налоговая политика.

Компании чувствуют нестабильность. Это просто вредительство! Вместо того, что стимулировать [добычу трудноизвлекаемых запасов], делают все наоборот. Ну хорошо, «Татнефть» перестанет добывать высоковязкую нефть, налоги платить не будет, но тогда и в целом не будет прироста налогооблагаемой базы. Эти инициативы приведут к тому, что добыча на части месторождений будет остановлена, у нас и так значительное количество скважин остановлено — в целом, по стране это 10-12%, а по некоторым компаниям гораздо больше. Потому что это низкодебетные скважины и экспортировать нефть с них невыгодно.

Конечно, сейчас действует соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи нефти, но рано или поздно оно закончится, и мировая экономика начнет расти с будущего года и мы сможем вернуться к докризисным цифрам по добыче. А такие инициативы Минфина не стимулируют наших нефтяников, а наоборот, отбивают руки. А если говорить о малых нефтяных компаниях — это вообще удавка на их шее!

Рафинат Яруллин — гендиректор ОАО «Татнефтехиминвест-холдинг»:

— Трудноизвлекаемых запасов не будет. Я считаю, что это решение абсолютно неправильное. Наоборот, надо развивать добычу сверхвязкой нефти, переработку, давать возможность, чтобы вся нефть перерабатывалась здесь, а не уходила за рубеж. 

Алексей Калачев — аналитик ГК «ФИНАМ»:

— Из всех нефтяных компаний как раз в «Татнефти» наиболее бурно отреагировали на предложение снизить льготы по пошлинам на сверхвязкую нефть. Ее добыча как раз росла, и у «Татнефти» ее значительная доля. Фактически это ухудшает положение компании. Минфин рекомендует перейти на НДД. Возможно, за счет перевода месторождений на НДД компании удастся несколько снизить налоговую нагрузку, которая, конечно, со снятием пошлин и увеличением НДПИ вырастет.

У «Татнефти» есть одно большое преимущество, которым она долгое время пользовалась. Тем, что добываемую нефть она сливала, по большей части, в системы «Транснефти», и смешивала с легкой западносибирской нефтью — получался сорт Urals, который продавался на экспорт по единой общей цене. Если бы эти сорта не смешивались, а продавались отдельно, у «Татнефти» были бы, думаю, проблемы. Сейчас у компании это преимущество сократится, но порядок ценообразования не изменяется. Результаты компании могут ухудшиться, но это не значит, что ей будет совсем уж плохо.

НДД в прежней форме был достаточно привлекателен для отложенных проектов. Это такой магистральный путь — переход от налогообложения объемов добычи к реальным финансовым результатам. Не совсем реальным результатам, но это шаг в данном направлении. Критерии отбора и объем налогооблагаемой базы немного ухудшится, чем было в первоначальном проекте. Но в принципе это достаточно перспективная вещь. Но результаты — первый год поработали, и минфину не понравилось, и он сейчас меняет условия. Поработаем еще год, и посмотрим, насколько это не понравится нефтяным компаниям. Во всяком случае, в будущем, думаю, какие-то возможности для корректировки сохранятся. 

Наталья Мильчакова, заместитель руководителя ИАЦ «Альпари»:

— Татнефть — один из крупнейших добытчиков сверхвязкой нефти в России, и её доля в общей сумме льгот по НДПИ для сверхвязкой нефти составляет, по нашим оценкам, примерно 60-70%. С начала прошлой недели обыкновенные акции Татнефти на Московской Бирже подешевели на ожидании этого негативного события более чем на 11%, при том, что индекс МосБиржи даже на фоне угрозы антироссийских санкций и распространения новой волны пандемии коронавируса в Европе упал за аналогичный период всего на 1 процент.

Для Татнефти это негативная новость, её чистая прибыль по МСФО может сократиться за год с учётом отмены льгот по НДПИ на 70% как минимум. Мы не считаем, что Татнефть остановит добычу сверхвязкой нефти на значимом для неё Ашальчинском месторождении, которое в 2019 году обеспечило почти 10% её совокупной добычи нефти. Однако у компании возрастут издержки, что в текущем году негативно скажется на её чистой прибыли, но, с учётом того, что в 1 полугодии 2020 года Татнефть просто показала существенное падение чистой прибыли по МСФО, а ЛУКОЙЛ и Роснефть, которые тоже добывают сверхвязкую нефть, вообще вышли в убыток, можно сказать, что Татнефть в период текущего «коронакризиса» отделалась лёгким испугом.

Мы считаем, что добыча нефти в Татарстане в 2020 году сократится, и сокращение может составить от 3 до 10%, но это будет связано преимущественно с низкими ценами на нефть и участием России в соглашении ОПЕК+. Мы не ожидаем негативного эффекта на добычу нефти в Татарстане и в России в целом именно отмены этой льготы, а Татнефть уже не раз демонстрировала эффективную политику управления затратами, и в целом её добыча может быть рентабельной даже при цене в $5-8 за баррель. Негативом будет только недополученная прибыль нефтяных компаний.

Что касается НДД, то для российской нефтяной отрасли это новое явление, и его влияние на издержки пока только предстоит оценить. На наш взгляд, в среднесрочном аспекте было бы более эффективно полностью заменить налог на добычу полезных ископаемых этим новым налогом, однако, сначала надо понять, будет ли он не только сокращающим затраты, но и стимулирующим инвестиции в производство фактором. А при текущих низких ценах на нефть все последствия введения НДД оценить довольно сложно. Но ключевой момент здесь — стимулирование инвестиций. А то как бы вместо текущего избытка предложения нефти мир не столкнулся с дефицитом топлива в самый неподходящий момент.

Наталья Голобурдова, Эльвира Вильданова, Елена Колебакина-Усманова, Алексей Лучников

Фото: «БИЗНЕС Online»


версия для печати
0 0

Возврат к списку



Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться (авторизоваться)
Новости по теме: